• RSS

Темы

 

Новости

 

Разделы

08.12.2010

Третья альтернатива

Валерий Кварацхелия

Испокон веков было так: победителя называли победителем, проигравшего – проигравшим. На войне, в спорте, в дипломатии, в жизни победа победителя и поражение проигравшего не вызывали сомнения. Во всяком случае, явно проигравшие не называли себя очевидными победителями. Однако, сегодня положение изменилось.

В августе 2008 года, после разрушительной для Грузии войны, когда Грузия потеряла территорию Южной Осетии, а заодно и Ахалгори, потеряла территорию Абхазии, а заодно и Кодори, у власти Грузии хватило глупости на то, чтобы заявить: мы победили в войне 2008 года. На вопрос, а в чем именно заключалась наша победа, следовал ответ, соответствующий грузинской пословице. Говорят ведь – язык без костей.

За саммитом ОБСЕ в Казахстане мы следили вместе и все вместе видели его однозначный результат: этот саммит ОБСЕ постыдно провалился. Участвовавшие в саммите пятьдесят шесть стран не смогли принять декларацию, не смогли сделать никаких выводов и не смогли прийти ни к каким соглашениям. Не будем пока разбираться в том, почему, по какой причине, из-за чьей ошибки или намеренных действий это произошло, пока только оценим сам факт. Можно ли объявлять важным и давшим основу нового этапа сосуществования государств и континентов саммит, на который собрались пятьдесят шесть стран, чтобы обсудить вопросы общей безопасности, то есть, наиважнейшие, жизненно значимые вопросы, и не пришли ни к каким решениям? Действуя именно по принципу «язык без костей», большинство участвовавших в саммите лидеров оценивало работу саммита именно так. После этого мы не должны удивляться сделанному властью Грузии заявлению о ее победе в войне 2008 года, поскольку оно было не только результатом неадекватности этой власти, но всего лишь одним из конкретных событий, свидетельствующих об усиливающейся неадекватности в мире (особенно в Америке и Европе).

Возникает вопрос: какой победы достигла Грузия на саммите в Астане? Грузинская формулировка такова: на саммите в Астане Россия оказалась в изоляции, поскольку все участвовавшие в саммите страны поддержали территориальную целостность Грузии и потребовали у России вывести из Абхазии и Южной Осетии оккупационные войска. Обиженный на это президент России покинул саммит в Астане. В этом предложении верно констатируются факты, но делается неправильный вывод. Этот факт можно было бы считать поражением России, повлекшим ее международную изоляцию в том случае, если бы, несмотря на протест России, саммит принял бы декларацию, где было бы записано все то, чего требовали от России. И если бы, в то же время, у международного содружества были рычаги, использование которых вынудило бы Россию выполнить записанные в декларации обязательства. Если бы все это было так, то заявление Грузии о том, что она одержала победу над Россией, оказавшейся в международной изоляции, было бы правильным. Но в реальности-то мы этого не имеем. В реальности мы имеем другую, прямо противоположную ситуацию. В частности, президент России Медведев, поняв, что лидеры участвовавших в саммите стран лишены способности адекватно оценивать положение, демонстративно покинул саммит, в силу чего саммит оказался лишенным способности работать. Это однозначно подтвердило, что реальное влияние России в сегодняшнем мире настолько велико, что одна страна, противопоставившая себя пятидесяти пяти странам, сумела, один раз грохнув дверью, свести на нет всю работу саммита и превратить в химеру поднятый на саммите вопрос о территориальной целостности Грузии. Кого в этом случае следует считать победителем – те пятьдесят пять стран, которым не хватило ни сил, ни ума, чтобы сражаться против одной страны? Это ведь абсурд, политический и юридический нонсенс.

Кто-то может спросить, а разве было бы правильно, если бы те пятьдесят пять стран приняли сторону России и признали независимость Абхазии и Южной Осетии? Наше несчастье в том и заключается, что мы ставим вопрос подобным образом. Именно этот путь, избранный грузинской властью, и погубил Грузию. Это тот путь, который власть имущие всех поколений в постсоветский период выражали следующим образом: мы должны либо сдаться России, либо бороться с ней, другой альтернативы у Грузии нет. Из-за отсутствия третьей альтернативы, а если точнее, из-за игнорирования третьей альтернативы, Грузия распалась территориально, разрушилась экономически и развратилась духовно. И это тогда, когда третья альтернатива реально существует и ее реализация, несмотря на большое опоздание, все еще возможна.

Но прежде, чем сказать вам об этой альтернативе, я вернусь к саммиту и отвечу на вопрос воображаемого оппонента: было бы неправильно, если бы страны, участвовавшие в саммите, пошли на признание независимости Абхазии и Южной Осетии. Но разве Россия ставила вопрос таким образом? Россия так вопроса не ставила, и не смогла бы поставить, поскольку знала, что это было нереально. Действия властей России и Грузии отличаются друг от друга тем, что те способны отличить реальное от нереального, а эти – нет. Те измеряют и взвешивают свои возможности (которые в тысячу, в миллион раз превышают возможности Грузии), а эти – нет! Результат мы имеем соответствующий. Те проводят последовательную политику, а эти – нет.

О какой последовательности может идти речь, когда, после того, как Саакашвили на Парламентской ассамблее Европы поклялся в ненападении и неприменении силы и сделал громкое заявление о готовности к диалогу с Россией без предварительных условий, на саммите ОБСЕ вопрос ставится таким недипломатичным (а если говорить на простом языке – наглым) образом. Речь Саакашвили на Парламентской ассамблее Европы всеми здравомыслящими людьми была воспринята как попытка выхода из режима конфронтации с Россией и начала диалога с ней. А начало диалога означает постепенный, шаг за шагом, терпеливый и прилежный ход к задуманному конечному результату, а вовсе не наглость, тем более тогда, когда у тебя нет никакого арсенала в этом направлении, кроме пустых слов, а положа руку на сердце, и этот словесный арсенал тобой давно исчерпан. Поэтому, на саммите ОБСЕ, поскольку ему предшествовало заявление, сделанное Саакашвили совсем в другой тональности на Парламентской ассамблее Европы, вовсе не должен был ставиться вопрос о территориальной целостности Грузии, а если бы он и встал, то только в форме, соответствующей новой тональности, избранной Саакашвили. К сожалению, произошло не так, из-за чего окончательно пропала надежда и на новую инициативу Саакашвили и на то, что международное сообщество и международные организации смогут сыграть какую-либо позитивную роль. То есть, на этом саммите мы не только не достигли каких-либо положительных результатов, но и упустили тот крохотный шанс, который Саакашвили получил на саммите в Страсбурге, и проиграли.

А теперь я вновь вернусь к этой третьей альтернативе, о которой мы начали говорить выше. У позиции, которая звучит так – мы должны, либо сдаться России, либо бороться с ней, есть альтернатива. Ее после войны 2008 года озвучил живущий и работающий в Санкт-Петербурге наш соотечественник Александр Ебралидзе. А главное, он придал деятельности в этом направлении широкие масштабы и возможности, основав в Вене международную организацию, которая называется Всемирный конгресс народов Грузии. На сегодня конгресс объединяет в своих рядах почти полмиллиона наших соотечественников. Проведение Грузией самостоятельной политики и признание ее полного военного нейтралитета – такова та политическая доктрина, план действий и направление, которые являются реальной альтернативой тому никуда не годному и разрушительному для Грузии девизу, который я уже в третий раз повторяю в этой статье: Грузия должна либо сдаться России, либо бороться с ней.

Господин Александр Ебралидзе прекрасно сформулировал целостную программу выхода из этой заколдованной ситуации и начал большую работу в этом направлении. Однако, власть Грузии, вместо того, чтобы хорошенько изучить эту программу и протянуть руку сотрудничества Всемирному конгрессу народов Грузии, предпочла противостоять этой организации, и таким путем попытаться вдохнуть новую жизненную энергию в ту программу, которая потерпела такое катастрофическое поражение на саммите в Астане. Иначе и не могло быть, поскольку в той программе, основанной и рассчитанной только на антагонизме и эскалации противостояния, полностью отсутствует что-либо конструктивное.

То, что Михаил Саакашвили не является творцом процессов в Астане, видно и из того, что на Парламентской ассамблее Европы Саакашвили проявил совершенно другой настрой, а на саммите ОБСЕ в Астане – другой. Выясняется, что текст выступления Саакашвили на Парламентской ассамблее не был согласован с американцами, поскольку они, как видно, вместо конструктивного диалога с Россией, готовятся к новой волне противостояния с ней. Эта новая волна, а если точнее, новый политический цунами показались в виде скандала с «Викиликсом», а также саммита в Астане, которые, будучи внутренне выстроенными по истинно логическому единому сценарию, в целом продемонстрировали полное отсутствие логики и большую глупость.

То, что «утечка» «Викиликса» была искусственной «уткой», стало ясно в первый же день, когда в «вытекшей» информации мы прочли такую глупость: Михаил Саакашвили не начинал войну в августе 2008 года. А между тем, каждый грузин знает, что начать войну американцы вынудили именно Саакашвили. Эта казалось бы скандальная история с «Викиликсом» является жалкой и бессильной попыткой, с одной стороны, путем «утечки» смыть с Америки и Саакашвили то позорное пятно, а с другой стороны, путем той же «утечки» очернить и обвинить во всем Россию. Сама по себе история с «Викиликсом» шита белыми нитками, но поведение США и их европейских приспешников сняло покров с этого политико-дипломатического блефа (тут больше подходит слово мошенничество) и представило две разные ступени одного политического капкана («Викиликс» и саммит в Астане), который потерпел ужасный крах.

К сожалению для всего мира, сделанные США и Москвой первые шаги к сближению, сотрудничеству и партнерству оказались несвоевременными, поскольку со стороны американцев и НАТО в основе всего этого лежали обман и неискренность. А это с огромной скоростю несет человечество к новой холодной войне, новой скрытой гонке вооружения и к новой глобальной угрозе.

О том, как и почему это происходит, прекрасно пояснил премьер-министр России Владимир Путин в интервью, которое он дал легендарному ведущему «Си-Эн-Эн» Ларри Кингу. Текст этого интервью печатается в сегодняшнем номере нашей газеты.

Очень досадно, что в большой грязи большой политики, которую американцы навязывают всему населению планеты, Грузия (против воли ее населения) играет роль маленькой гайки, что ведет не только к ее распаду, но и развращает и пачкает ее.

Единственный результат глупого фарса с «Викиликсом» и постыдного саммита в Астане заключается в том, что сегодня Абхазия и Цхинвали оказались гораздо дальше от нас, чем были до сих пор.

Один преданный раб власти Саакашвили заявлял с телеэкрана: смотрите, какой Миша крутой, заставил Медведева убежать из Астаны. Горе родителям таких глупцов, как вы! Если бы Миша мог заставить Медведева откуда-нибудь бежать, он заставил бы его убежать не из Астаны, а из Абхазии и Цхинвали, но, надеясь на Мишу, нам очень долго придется ждать.

Ясно, что этого не случится, поскольку на шее у того, кому, действительно, надо было бы бежать из Грузии из-за его преступных деяний, петля все более и более затягивается. И несмотря на то, что он все еще пытается выдать поражение за победу, вскоре он окажется в такой изоляции, что ни входа, ни выхода у него не будет.

Источник: Прокламация № 44(121), 6 декабря 2010 года.

 

Голосования


Считаете ли Вы, что России и Грузии надо активнее стремиться к налаживанию добрососедских отношений?

Нет
Да


Календарь

 
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031